Народная страница » Аго Самосон: у людей должно быть представление о судьбе своего голоса. Судьба электронных выборов в Эстонии

Аго Самосон: у людей должно быть представление о судьбе своего голоса. Судьба электронных выборов в Эстонии

«Любой программист начального уровня мог бы отобразить у избирателя на экране: «Партия X: 102 мандата»,

— о безопасности наших э-выборов и более подходящем формировании результатов голосования говорит ведущий научный сотрудник Института кибернетики Таллиннского технического университета Аго Самосон.

В дополнение к э-голосованию уже обсуждается, что следует разрешить выборы с помощью мобильного телефона. В то же время до сих пор неясно, что именно происходит с э-голосами и в какой степени следует опасаться вмешательства лиц, ответственных за голосование в результаты выборов. Как сделать э-выборы более заслуживающими доверия?

Патовая ситуация

— В настоящее время мы видим в Рийгикогу патовую ситуацию, поскольку оппозиция не хочет признавать результаты выборов, так как э-выборы неконтролируемы. Как разрешить ситуацию?

— В случае бумажного голосования практически все находится в одном месте: идентификация, кабинки, урна, стол для подсчета голосов. Это дает очень хорошее представление и контролируемо. Однако э-выборы вытеснили идентификацию и подачу голоса из всего ритуала домой к избирателю. Запись голоса и подсчет ведутся в каком-то другом месте, а обзора происходящего больше нет. Э-выборы до сих пор держались только на доверии избирателей, это и создает проблемы.

— То есть голосование на бумаге и э-голосование не одинаковы. Можно ли вообще сделать бумажное голосование и э-голосование одинаковым?

— Тетя Маша из соседнего подъезда и Госсуд по-разному понимают слово «одинаковый». Справедливость — у суда, а правда — у тети Маши. Речь народа — то, что определяет значение слов, и язык, требование о сохранении которого непосредственно прописано в преамбуле Конституции и который Госсуд должен защищать, а не искажать. В мире права также действует принцип, что в случае сомнений признается право более слабой стороны.

— Вы сказали, что нынешние э-выборы с их неконтролируемой централизацией являются настоящим лабораторным упражнением для всевозможных террористов и автократов. Это уже даже не вопрос доверия, и это совершенно неуместно в демократическом государстве. Почему?

— Мы самим законом ставим членов избирательной комиссии в очень напряженное положение. Воздействовать на выборы можно, например, через членов семьи или угрожая иным способом, или же путем заманивания. Даже если этого не произойдет, неожиданные результаты выборов могут вызвать подозрения в отношении членов комиссии, которые они не смогут убедительно опровергнуть. Это также неоправданный и неподобающий для демократического государства фактор стресса.

Контроль над э-выборами

— Вы оптимист и считаете, что э-выборы можно сделать контролируемыми от начала до конца. Как такое возможно?

— Прежде всего, нужны надежные списки избирателей. Они должны соответствовать действительности. И каждому избирателю должен быть присвоен псевдоним. Предвыборное время как раз можно было бы использовать для проверки списков избирателей и присвоения псевдонимов. Ввод голосов осуществлялся бы в день выборов. Для записи отданных голосов следовало бы перейти, например, на ту же технологию, которая используется для фиксации сделок с биткойнами. Смысл в том, что данные каждого действия при голосовании шифруются и затем преобразуются в уникальную контрольную сумму, которая добавляется к данным следующего действия, и так далее вплоть до последнего избирателя.

— Специалисты еще в 2001 году рекомендовали государству проводить последующую проверку, то есть брать случайную выборку проголосовавших электронно, связываться с ними и задавать определенные вопросы о голосовании. Было бы это оправданно и реализуемо и сегодня?

— Да, по моему скромному мнению, это оправданно. Это также резонирует с присвоением псевдонима избирателю.

— Неужели вся аналитика результатов выборов после введения э-голосования была лишь гипотетическим развлечением, как вы заявили в одной статье?

— К сожалению, да. Доказанных достоверных данных ведь нет. Крепость задним умом — это по большей части развлечение в том случае, если бы эти данные имелись.

В составе республиканской избирательной комиссии и государственной службы по организации выборов, кажется, только один член с ИТ-компетенцией. Для остальных 15 ответственных лиц технология э-выборов — словно черный ящик. Как и для рядового избирателя. С одной стороны, можно сказать, что водителю сегодня не обязательно быть механиком и знать все тонкости транспортного средства, чтобы безопасно управлять автомобилем. В то же время некомпетентность может привести к краже голосов, добавлению голосов, тайным атакам хакеров, причем так, что никто из членов комиссии или, тем более, избиратели этого не поймут.

Автомобиль все же находится под полным контролем водителя, если повернуть руль вправо, то он никогда не поедет влево. Такого же контроля можно достичь и в случае э-выборов.

— ИТ-эксперт Мярт Пыдер сказал, что для повышения безопасности необходимо изучить, как устроено программное обеспечение, поскольку потом в системе ничего не видно, а проблемы обычно возникают уже во время разработки программного обеспечения. Насколько все это опасно?

— Действительно, обратный инжиниринг программного обеспечения практически невозможен. Во время работы компьютерные процессоры используют машинный язык, и чтение его в обратном порядке не под силу даже искусственному интеллекту, если захотеть проверить также операционную систему. Необходимо сделать ставку на установку программного обеспечения. Исходный код используемого программного обеспечения можно обнародовать, разместить его несколько раз на разных компьютерах и сравнить результаты. Если все делать правильно, то риск такой же, как при расчетах в таблице Ехсеl.

Одинаковые выборы

— Вы выступаете за то, чтобы сделать бумажные выборы такими же, как э-выборы. В кабине голос отдается так, что он сразу же попадает в единый регистр, находящийся там же принтер печатает избирательный бюллетень, который избиратель может опустить в урну для голосования. Насколько это реализуемо и почему это может натолкнуться на противодействие со стороны государства?

— Для этого в каждой кабине для голосования потребовалось бы установить аппаратуру наподобие кассы самообслуживания, что может быть сделано даже на базе очень скромного компьютера Основным аргументом э-выборов является замена представительской демократии прямой демократией, что расширяет вовлечение народа, а также снижает влияние информационных операций и случайности. Государство, движущееся в автократическом направлении, этого не хочет.

— Повторное голосование также нарушает единообразие выборов. Следует ли исключить возможность изменения голоса?

— В качестве причины изменения голосов я видел только исключение покупки, что, однако, этим не гарантируется. Но это, безусловно, серьезная техническая сложность, особенно если также хотеть сделать выборы легко контролируемыми. От повторного голосования следует отказаться.

— Почему электронные голоса приходят позже бумажных, хотя по логике вещей должно быть наоборот? Таким образом, всегда складывается впечатление, что «неправильный» результат можно подкорректировать с помощью электронного голосования.

— Да, есть ряд впечатлений, которые усугубляют эти подозрения. Но повторю: у нас нет публичных доказательств ни «корректировки», ни корректности.

— Но почему другие страны не внедрили э-выборы — из-за того, что у них нет ID-карты, как утверждают некоторые?

— Скорее, потому что э-выборы просто не так уж и нужны. Бумажные выборы выполняют задачу. Однако научная литература все же свидетельствует о том, что более усердно темой занимаются в развивающихся странах, где проблематична именно логистика бумажных выборов.

Аго Самосон — ведущий научный сотрудник Института кибернетики Таллиннского технического университета.

Самосон защитил докторскую степень в 1984 году в Институте физики Тартуского университета. Основными областями его исследований были развитие радиоспектроскопии и понимание связанных с ней физических принципов, программирование, приборостроение и материаловедение.

В 2006 Самосон был удостоен государственной научной премии за выдающиеся научные исследования и разработки, которые привели к созданию инновационного продукта, в 2001 году он был награжден орденом Белой звезды III степени, а в 1997 году — государственной научной премией в области точных наук.

Иво Карлеп «Столица»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *